ehrte (ehrte) wrote,
ehrte
ehrte

Category:

Кировлес в картинках. Почему Навальный невиновен.

Разобраться в деле «Кировлеса» в принципе не сложно даже для неспециалиста:
ООО «Вятская Лесная Компания» (ВЛК), через которую по версии обвинения Навальный похитил 16 миллионов рублей - компания крошечная, заказчиков было мало, суммы и срок работы небольшой. Основные бухгалтерские документы, письма, договоры выложены в интернет, есть даже обвинительное заключение.

Этот короткий текст с картинками - интерпретация событий, которая сложилась в ходе работы надинфографикой. На картинках показаны исключительно факты, почерпнутые из открытых источников.

Алексей Навальный поехал в Кировскую область с намерением помочь губернатору Никите Белых упорядочить лесной бизнес. Белых назначил его советником на общественных началах - это значит, что Навальный мог участвовать в совещаниях, но полномочий принимать решения у него не было - он мог лишь советовать и предлагать.
Навальный начал разбираться как работает крупный производитель леса - государственное унитарное предприятие «Кировлес». У «Кировлеса» 2008 год был прибыльным, но в первом квартале 2009 года, то есть до создания ВЛК, уже были миллионные убытки.

999826

Видимо, разобраться в бухгалтерии такого гиганта и трех десятков его филиалов-лесхозов, у директоров которых есть доверенности на самостоятельную продажу леса, сразу не удалось, поэтому Навальный (по его словам) думает провести аудит и убедить Кировлес централизованно продавать лес через одну максимально прозрачную организацию - вместо 36 лесхозов.

Навальный начинает стращать гендиректора госпредприятия Вячеслава Опалева аудитом, чтобы тот согласился уйти от старой мутной схемы продажи леса за “живые деньги” через 36 филиалов-лесхозов к схеме продажи через одну единственную организацию по безналичному расчету.

999828

Навальный рассказывал о ситуации с «Кировлесом» своему приятелю Петру Офицерову, тот заинтересовался и создал частную компанию ООО “Вятская Лесная Компания” (ВЛК) с надеждой на большой и несложный бизнес - у гиганта-производителя брать лес, искать заказчиков, заключать большие долгосрочные договоры с регулярными поставками леса и обслуживать эти договоры.

ВЛК зарегистрирована 18 марта 2009 года, договор Кировлес-ВЛК заключен через месяц - 15 апреля (в этот момент у Навального даже нет еще статуса советника Губернатора на общественных началах). Некоторые лесхозы-филиалы Кировлеса сразу начинают саботировать договор, и в общем понятно, что им не нравилось.

Во-первых, с некоторыми старыми заказчиками лесхозов ВЛК перезаключила договоры на тех же условиях для заказчика, но стала забирать себе наценку за обслуживание этих договоров, то есть лесхозы стали получать меньше денег на размер этой посреднической наценки. Правда, ВЛК планировала увеличить объемы поставок и нашла новых заказчиков, но про них лесхозы жаловались (по тексту обвинительного заключения), что те слишком требовательны к качеству.

Во-вторых, лесхозы несли затраты на погрузочно-разгрузочные работы, транспортные услуги. Правда, потом ВЛК брала деньги за доставку с заказчика и возвращала в «Кировлес», но в большой «Кировлес», а не в каждый конкретный лесхоз, поэтому некоторым лесхозам казалось, что работать стало дороже и хлопотней (раньше они просто отказывались от заказчиков, которым нужна доставка).

В-третьих, все операции проводились по безналу. Соответственно, пространство для возможного жульничества для каждого лесхоза сузилось. А лесная торговля такая же грязная, в смысле оплаты «налом», деятельность, что и строительство. Если не грязнее.

Кроме саботажа (лесхозы писали письма, что леса нет или просто отказывались работать с ВЛК), еще и качество работы госпредприятия Кировлеса было низким - заказчики жаловались на неправильно оформленные документы, большое количество брака, задержки, и т.п. Наверное, какая-то доля вины лежит на каждом участнике бизнеса, но из-за срывов и задержек поставок леса несколько заказчиков отказались работать с ВЛК. Остальные отказывались платить за бракованную часть поставки, пытались штрафовать за задержки. ВЛК приходилось ездить и разбираться с потребителями - это ее работа. Кроме того, парочка заказчиков кинули Офицерова (один уже сидит), другой по решению суда должен 303 тысячи.

У Офицерова, похоже, все было по-белому - даже регулярная вода в офис с повторяющейся товарной накладной на 90 (!) рублей и легальными копиями Windows ХР. Небольшой доход ВЛК уходил на обслуживание компании - зарплаты, аренда офиса, покупка оргтехники, мебели, скрепок, налоги. Прибыли не было, судя по квартальной отчетности, убыток нарастал с каждым кварталом.

999830

Поэтому и распиливать было нечего. Подозрительных выводов денег для обналичивания тоже не видно - те компании, которые удалось выборочно проверить - все реальные, не “однодневки”, занимаются той деятельностью, за которую им ВЛК платила. Если и была параллельная «черная бухгалтерия», то в обвинительном заключении о ней нет ни слова.

То есть, судя не только по документам, выложенным Навальным, но и по тому, что есть в обвинительном заключении, Офицеров получается честным и не слишком удачливым бизнесменом.

Кроме того, Офицеров совершил кадровую ошибку. Видимо, ради нормальных отношений с «Кировлесом», по просьбе Опалева взял к себе коммерческим директором Марину Буру - дочь гражданской жены Опалева, которая одновременно работала и у Опалева начальником коммерческого отдела. В своих показаниях она говорит, что не Опалев попросил (как сказал следствию сам Опалев) Офицерова взять ее к себе, а Офицеров сам предложил стать у него коммерческим директором, одновременно настаивая на увольнении из “Кировлеса”, но она отказалась увольняться и согласилась работать в ВЛК лишь по совместительству. Она проработала всего три месяца, и, видимо, параллельно с совмещением, стала сообщать Опалеву финансовые показатели ВЛК (как пишет “Российская газета”: “… Опалеву его подчиненные сообщили, что от совместного договора фирма Офицерова имеет 35 процентов рентабельности, а “Кировлес” - только убытки”).

Похоже, вот тут-то Опалев и решил, что самое время соглашаться на аудит и, возможно, даже сам стал стращать этим областную администрацию. И в июле 2009 года (ВЛК успела проработать только три месяца) местным частным аудитором силами двух человек за пять дней была проведена быстрая проверка договоров “Кировлеса”. По техническому заданию проверить должны были договоры 2008 года и первое полугодие 2009 года, но почему-то ограничились только вторым кварталом 2009 года, т.е. именно периодом, когда начала работать ВЛК. Разумеется, по результатам этой скорой и неполной проверки короткое сотрудничество с ВЛК было признано убыточным для “Кировлеса” (ВЛК через год пыталась неудачно оспорить результаты проверки в суде). Таким образом у “Кировлеса” появилось документальное основание расторгнуть неудобный договор.

Но и Офицеров к этому времени сообразил, что бизнес не получается - “Кировлес” явно саботирует договор, срывает поставки и сроки, а некоторые лесхозы по-прежнему продают лес заказчикам ВЛК напрямую, хотя Опалев выпустил приказ о запрещении самостоятельных сделок. Приказ-то выпустил, но как-то забыл доверенности директоров на эти сделки отозвать.

Судя по бумагам, Офицеров попытался еще побарахтаться - работать с другими поставщиками и заказчиками, но, видимо, не хватило времени и оборотного капитала. И ВЛК начала сворачивать деятельность. Деньги за уже поставленную “Кировлесом” лесопродукцию, по мере их поступления от заказчиков, Офицеров переводил на счета “Кировлеса”.

Опалева все равно уволили (правда, по словам Навального, потом восстановили, а потом опять уволили). Позже по заявлению Опалева завели уголовное дело, в котором пытались обвинить Навального, что он причинил ущерб “Кировлесу” на сумму наценки ВЛК. Сначала в возбуждении дела отказали; потом (видимо, по пинку сверху) все-таки возбудили; потом закрыли, но тут же, опять как-то слишком быстро, возобновили.

999832

По последней версии обвинения Навальный уже не причинил ущерб на сумму наценки, а в сговоре с Опалевым и Офицеровым украл всю сумму, на которую “Кировлес” продал лес ВЛК: более 16 миллионов. И ничего, что в этом же обвинительном заключении на странице 52 черным по белому перечислены денежные переводы из ВЛК в “Кировлес” на общую сумму более 13 миллионов. Но Опалев “активно сотрудничал со следствием” и уже и признал свою вину в совместном с Навальным и Офицеровым похищении этих 16 миллионов, и успел получить за это 4 года условно.

Юридически Навальный не имеет никакого отношения к ВЛК, никаких денег не получал, ни в одной прослушке или переписке (судя по тексту обвинительного заключения) ничего про выгоду конкретно для себя не говорил.

Да, часто консультировал Офицерова, несколько раз сказал о них с ВЛК “мы” “нам” и т.п. Ну и что? Ведь у Навального с Офицеровым действительно были близкие цели - отладить деятельность ВЛК и сделать ее рентабельной. Только Офицеров хотел денег заработать, а Навальному была нужна скорее нематериальная выгода - опыт работы “на земле” и пиар на удачной реорганизации неэффективной госкомпании.

В обвинительном заключении не указаны доказательства получения Навальным хоть чего-то материального от кого бы то ни было. Ну разве что 4 мая 2009 года (по тексту обвинительного заключения) у него к Офицерову была просьба “отправить кого-нибудь из своих орлов, чтоб купили недорогой телефон нокиа (в районе 3 тысяч) с картой любого оператора и положили на карту тысячу рублей. […] И завтра утром мне передать без всяких коробочек - просто готовый телефон.”

Передали ли ему телефон, в обвинительном заключении не написано, соответственно и не доказано.

Если подходить к событиям в Кировской области строго формально, то Навального можно было бы обвинить в сообщении Офицерову инсайдерской информации о готовящейся реструктуризации «Кировлеса». Кировская администрация как работодатель может считать Навального виноватым в том, что он не справился с внутренней реструктуризацией госкомпании, а пошел по более легкому пути - попробовал упорядочить бизнес через внешнюю частную фирму. Да и с этим тоже не справился: ушлые кировские лесники ловко спустили инициативы московских умников на тормозах.

Офицеров виноват в том, что слишком наивен - решил, что если он просто все будет делать по-честному, то лесной бизнес (при поддержке советника губернатора!) понемногу пойдет. Не пошел. ВЛК оказалась убыточна и должна «Кировлесу» около трех миллионов рублей.

Опалев ловко отбился от Навального и Офицерова их же оружием: обвинениями в убыточности и аудитом, но при этом как был лесным жуликом, так и остался. За что, судя по всему, и висит на крючке у следователей. И вот, видимо, выторговал себе 4 года условно вместо реального срока в обмен на показания против Навального.

А для нас итог такой: раз Навального за дело «Кировлеса» сажают, значит, посадить могут любого. Например, вас, если вы посоветуете другу что-нибудь купить, а потом перепродать с наценкой за торговые услуги.

Автор: Дарья Орешкина
Tags: Бизнес, Кировлес, Навальный, Схема
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments